Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:23 

Ещё о пиратах

Росица
Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними
Мифы о пиратах

За время существования пиратства сложилось множество мифов и легенд о морских разбойниках, многие из которых не имели никакой почвы для существования. Люди всегда стремились романтизировать то, о чем имеют довольно слабое представление, но, как правило, действительность куда более сурова. Итак, рассмотрим чертову дюжину самых известных пиратских мифов.

Миф №1: пиратская атрибутика.

Благодаря кинематографу и компьютерным играм в голове обывателя прочно укоренился специфический образ пирата – этакого головореза, с повязкой на глазу, в шляпе или бандане, серьгой в ухе и одетого по последней пиратской моде: камзол, ботфорты и кожаные штаны. Но, как водится, реальность далека от романтики.
Начнем с того, что на самом деле пираты никогда не носили серьги – учитывая количество снастей на корабле, их оторвало бы вместе с ухом сразу же, как только незадачливый флибустьер вышел бы на палубу.
Банданы пираты тоже не носили – они «появились» на их головах благодаря художнику Говарду Пайлу, жившему в к. XIX в., и, что характерно, никогда в жизни не видевшего живого пирата. Вместо них пираты надевали туго сидящие плотные шапки с клапанами для ушей, с веревочкой для подвязывания снизу – без нее их сорвало бы первым легким ветерком (по этой же причине пираты не носили шляп с пером и прочих цилиндров).
Одевались пираты тоже не слишком изысканно – одежда в то время была очень дорогая, и часто морские разбойники могли позволить себе только один комплект, который носили буквально до полного уничтожения.
То же самое касалось и обуви – пираты по палубе бегали босыми, причем независимо от звания. Легким исключением, которое хоть как-то оправдывает этот миф, было то, что капитаны при сходе с корабля старались одеваться чуть более роскошно, и вполне могли пощеголять в модных шмотках – но только на берегу.

Миф №2: пиратский попугай.

Почему-то принято считать, что на корабле пиратов всегда был попугай, который сидел на плече у капитана и кричал дурным голосом что-то вроде: «Пиастры! Пиастры!». Конечно же, это полная чушь – бедную птичку съели бы при первых признаках голода, не говоря уже о том, что гадящая птица на плече у пиратского капитана вряд ли бы сильно укрепила его авторитет. Впрочем, очень-очень редко случалось так, что некоторые пираты заводили себе экзотического питомца и иногда это и были попугаи, но чаще всего – обычные обезьянки.

Миф №3: поединок на шпагах.

Многие фильмы о пиратах часто демонстрируют поединок на шпагах – обычно во время манерной схватки 2 капитанов, но на самом деле шпаги – довольно редкий гость на пиратском корабле. Впервые шпаги начали появляться в н. XVII в., но широкое распространение получили значительно позже, когда эпоха пиратов начала клониться к закату. Практичные пираты предпочитали кутлассы и различные виды коротких сабель – ими было гораздо удобнее орудовать на борту корабля и они куда легче в освоении. Впрочем, некоторые пираты, особенно из числа бывших дворян, вполне могли позволить себе ими орудовать, но это было скорее исключение из правил.

Миф №4: пушечные дуэли.

Принято считать, что пираты, настигнув свою жертву, вступали с ней в перестрелку, и в итоге часто просто топили своего противника. На самом деле все обстояло иначе – пушки того времени не отличались большой точностью, скорострельностью и вообще эффективностью, поэтому часто их использовали просто, как подготовку к абордажу. Приблизившись к своей цели, пиратский корабль давал залп, целясь преимущественно по парусам и палубе (часто при этом заряжая пушки картечью, которая наносила огромный урон живой силе противника), и, не тратя времени на перезарядку, его команда сразу же приступала к абордажу. Вообще говоря, пираты старались захватить судно при минимуме повреждений – какой смысл тратить дефицитный порох и ядра, если от добычи остаются рожки да ножки?

Миф №5: женщины на корабле.

Сложилось мнение, что пираты боялись женщин, как огня, и если та случайно оказывалась на палубе, бедняжку сразу бросали на корм рыбам. В реальной жизни все обстояло не совсем так – частенько пираты брали их в качестве любовниц и, пардон, проституток. В истории сохранились упоминания даже о женщинах-пиратках, наводивших ужас на гражданское население многих островов. Впрочем, доля истины в этом есть – часто присутствие дам на корабле приводило к раздорам среди экипажа (если кому-то не доставалось своей доли любви, ласки и внимания). Плюс не все из них могли легко переносить отсутствие всяческой гигиены и удобств. Так что на некоторых кораблях женщинам действительно находиться запрещалось, во избежание неприятностей.

Миф №6: пиратская ругань.

Часто в фильмах можно услышать, как пираты все как один высокопарно ругаются фразой: «Разрази меня гром». Причем здесь гром? А оказывается, совершенно не причем – на самом деле в оригинале это звучало как «Shiver my timbers». При ударе о подводный риф корабль начинал сотрясаться и вибрировать («shiver» – «дрожь»), отсюда и пошло это ругательство, как выражение крайнего неодобрения и удивления. Впрочем, никаких доказательств использования этой фразы пиратами не существует – остается предположить, что пираты ругались вообще как попало, в зависимости от национальности и словарного запаса.

Миф №7: береговое братство.

Во многих фильмах и книгах часто упоминается некая централизованная организация, благодаря которой пираты могли организовываться и собирать большие силы, а так же имеющей собственные законы и даже своеобразную «честь пирата». Но, в реальности никакого пиратского братства не было и в помине – пираты предпочитали действовать своими силами, не говоря уже о том, что любая централизованная организация быстро привлекла бы к себе внимание военных флотилий множества государств. Вообще данный миф появился «благодаря» французскому историку Шарлевуа, который выражался в своих трудах несколько высокопарно, что было неверно истолковано потомками впоследствии и породило миф о могущественном «Береговом братстве», хотя на самом деле это выражение было использовано в переносном смысле.

Миф №8: прогулка по доске.

Часто можно слышать о том, что пираты казнили своих пленников, заставляя тех идти по доске, которая торчала прямо в море с палубы корабля. Конечно же, пиратам был чужд подобный пафос – тех, кому не посчастливилось быть их пленниками, обреченными на смерть (???), ждала более печальная и кровавая участь: их медленно закалывали ножами, стараясь отсрочить момент, когда жертва теряла сознание от боли. Либо пираты попросту выкидывали жертв за борт, не особо церемонясь – доски вообще были довольно ценным материалом на борту корабля, чтобы их тратить на пленников. Ни одного реального свидетельства казни посредством доски не существует – скорее всего, данный прием был попросту придуман писателями (считается, что впервые об этом упомянул небезызвестный Стивенсон).

Миф №9: повязка на глаз.

Черная повязка на глазу часто мелькает в фильмах и литературных произведениях, из-за чего порой кажется, что все пираты были одноглазыми. Но историки нашли факты, которые начисто опровергли представления о поголовной инвалидности – те пираты, которым не повезло в бою, плевать хотели на свой внешний вид и не скрывали своих увечий. А повязки на самом деле носили здоровые пираты для того, чтобы быстро адаптироваться к темному трюму, не тратя времени впустую. Спускаясь в трюм, пираты снимали повязку – глаз, закрытый ею, уже привык к темноте, что позволяло лучше ориентироваться в пространстве. Подобный прием давал пиратам немало преимуществ и во время абордажа, когда оставшиеся защитники прятались в недрах корабля, и приходилось спускаться в полумрак захваченного судна в поисках уцелевших жертв.

Миф №10: пиратский флаг.

Считается, что пираты плавали под черным флагом, на котором был изображен череп с костями – «Веселый Роджер», наводя этим ужас на своих жертв. В действительности же все было несколько иначе. Да, пираты перед абордажем часто поднимали флаг, призванный деморализовать противника, но череп с костями – чистая выдумка. Обычно для этих целей использовался просто черный или даже красный флаг без каких-либо изображений вовсе. Кстати, само название «Веселый Роджер» – «Jolly Roger» – пошло от искаженного французского jolie rouge, что в переводе означает «ярко-красный». Впрочем, среди пиратов попадались и эстеты, которые малевали на своем флаге песочные часы, символизировавшие неотвратимость смерти, рогатых чертей, воинов с мечами и просто оружие. Иногда попадались даже изображения животных, например, осла и овцы, что, согласитесь, вообще как-то не сочетается с пафосным обликом пирата в кино и книгах.

Миф №11: в пираты шли одни разбойники.

Считается, что пиратами становились отъявленные головорезы и бандюки, которых привлекали жестокость и насилие. Но на самом деле все было куда прозаичнее – в то время моряки считались чуть ли не самой низшей кастой, и их жизнь была поистине невыносимой. Более того, нередко команду на военные корабли набирали, попросту похищая людей, нанимая для этого головорезов в порту, и отправляли несчастных за борт при любой попытке неповиновения! Большая часть этих людей умирала в течение первых 2 лет – служба на военном корабле мало чем отличалась от каторги. Остальные пользовались любой представившейся возможностью, чтобы сбежать, и часто пираты были единственным шансом для этого.

Миф №12: пираты закапывали сокровища.

Это один из самых распространенных мифов – считается, что пиратов хлебом не корми, но дай позакапывать клады где ни попадя, нарисовать карту позаковыристей и помереть после этого – в общем, сделать все, чтобы разным искателям приключений было как можно интересней искать их сокровища. Но реальность сурова – пираты никогда не зарывали свои богатства в одном месте, хотя бы потому, что они никогда настолько не доверяли друг другу, и даже когда сходили на берег, брали с собой свою часть добычи. Если им и приходилось временно оставлять где-то часть добычи, ее забирали уже чуть ли не на следующий день, чтобы не было повода для недовольства среди команды. Впрочем, несколько кладов все-таки существовали, например, небольшой сундук с золотом капитана Томаса Тью. О зарытых пиратских сокровищах до сих пор ходит немало легенд, но подтверждений им так и не поступило – большинство пиратских сокровищ отправились на дно вместе со своими владельцами.

Миф №13: пираты охотились за золотом.

Часто в фильмах и книгах рассказывается о том, как пираты целенаправленно охотились за огромными богатствами: золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг... Даже возникает чувство, что в то время все корабли перевозили исключительно сундуки с золотыми монетами. Естественно, все было совсем не так – такие корабли были большой редкостью и охранялись так, что пришлось бы собирать целую пиратскую флотилию, чтобы их захватить. На самом деле грузовые корабли перевозили товары для колоний – мыло, инструменты, пенька, продовольствие, то есть все самое необходимое для существования людей, оторванных от цивилизации. Впрочем, пираты были рады и этому – большая часть захваченного (а то и все сразу) без проблем сбывалась в ближайшем порту. А уж еда и особенно дефицитные медикаменты морскими разбойниками считались едва ли не ценнее золота. Так же на ура шли ядра для пушек и порох, и если очень сильно повезет – навигационные приборы и подзорные трубы. Это и было основными «сокровищами», за которыми охотились пираты, а вовсе не золото, которое большая часть пиратов в глаза не видела за всю свою (правда, не самую длинную) жизнь.

Пиратская команда

Команда пиратов на корабле была, как правило, достаточно разношерстной – в ней уживались люди разного вероисповедания, национальности и цвета кожи. Многие шли в пираты, скрываясь от закона, другие бежали с «официальной» службы на военных кораблях (порой там жизнь простого матроса была поистине «собачьей»), кто-то захватывался в плен или по пьяной лавочке попадался в лапы вербовщика. Благородных романтиков, какими они описываются в книгах и фильмах, среди пиратов не было (а если и были – то быстро понимали, что к чему), чаще всего пиратство было вынужденной необходимостью, вызванной стечением обстоятельств.

На корабле пиратов существовало четкое разделение труда – каждая должность обязывала выполнять определенные действия.

Капитан пиратов, вопреки частому мнению, не являлся этаким царем и богом для команды – чаще всего это был обычный пират, проявивший себя с лучшей стороны и считавшийся наиболее опытным и смелым, то есть он был как бы «первым среди равных» и все его решения могли быть обсуждены на общем собрании. Капитан избирался командой, причем, если он не справлялся со своими обязанностями, то его вполне могли разжаловать в обычные пираты и заменить другим, более подходящим членом команды. Капитан должен был обладать сильным характером и находчивостью, чтобы успешно руководить разношерстной командой головорезов. Если он проявлял трусость или жестокость по отношению к членам своего экипажа, то расправа не заставляла себя ждать – пираты поднимали бунт и либо швыряли его за борт (в некоторых случаях его вешали на рее – в назидание следующему), либо высаживали на необитаемом острове, либо, если очень повезет, оставляли его в ближайшем порту (тогда он еще мог попробовать купить какое-нибудь корыто и набрать новую, менее привередливую команду). В прямые обязанности капитана вменялось руководство кораблем и командой во время боя, принятие решения о посещении того или иного порта, часто он же отвечал за навигацию и фактически исполнял обязанности лоцмана.

Первый помощник был фактически заместителем капитана – он заменял его во время отсутствия, возглавлял абордажную команду и выполнял те обязанности, до которых у капитана не доходили руки. Чаще всего первыми помощниками становились владельцы корабля, у которых не хватало опыта и харизмы, чтобы самим стать капитаном. Правда, рано или поздно они добирали отсутствующее и нередко бывало так, что они сговаривались с другими офицерами и командой и смещали того с должности (с разным для него исходом – вешали на рее или оставляли на необитаемом острове, если он сильно им мозолил глаза, или позволяли ему остаться рядовым пиратом). Иногда первый помощник (если ему это позволяли опыт или квалификация) исполнял обязанности навигатора.

Квартирмейстер, разумеется, не имел никакого отношения к квартирам – он обладал довольно обширными полномочиями: отвечал за закупку и распределение различных материалов на корабле, делил добычу, распоряжался ремонтными работами, определял наказание для провинившихся пиратов, был в первых рядах при абордаже вражеского корабля. Квартирмейстер также должен был оценить стоимость груза захваченного судна – если на своем корабле не хватало места для награбленного, он должен был выбрать для экспроприации все самое дорогое и ценное. Часто он же был судьей, если возникали какие-то разборки между пиратами в команде, и следил, чтобы все происходило согласно пиратскому кодексу (???). Получается, что квартирмейстер как бы уравновешивал полномочия капитана – т. о., пираты избегали ситуаций, когда вся власть (которая, как известно, развращает) сосредотачивалась в руках у 1 человека.

Штурманами (навигаторами) становились самые опытные моряки, которые отлично справлялись с прокладыванием курса и общим управлением кораблем. Учитывая, что в те времена не было современных устройств для навигации, приходилось пользоваться тем, что имелось – вплоть до того, чтобы ориентироваться по звездам в не самую ясную ночь. Иногда штурман решал исход боя, сумев обмануть противника и направив корабль между опасных рифов или скал, заставляя того сесть на мель или разбиться. Также штурман был счастливым обладателем весьма редких в то время и очень ценных морских карт, навигационных приборов и корабельных часов. Часто на корабле не было специально обученного клерка, заведующего записями и ведущего учет, и его обязанности торжественно перекладывались на штурмана.

Боцман являлся младшим офицером на корабле, в его обязанности вменялось управление командой и поддержание состояния корабля. На небольшом корабле было достаточно 1 боцмана, но на кораблях более внушительного размера справиться со всем сразу 1 человеку было весьма затруднительно, поэтому, как правило, боцманов было несколько и каждый исполнял особые функции: один следил за оснащением корабля, другой распоряжался командой на палубе, третий отвечал за постановку корабля на якорь, четвертый следил за парусами. Специалисты последнего типа очень ценились пиратами (да и не только), учитывая сложность их специфической работы, поэтому их уважительно называли «мастер парусов». Часто им в помощники выделяли еще 1 боцмана, следившего за общим состоянием парусов, такелажа, и прочих снастей и дублирующего команды мастера парусов в опасной ситуации – в бою или во время шторма.

Весьма ценной и полезной персоной являлся корабельный плотник, отвечавший за исправность корпуса, мачт и прочих частей корабля, а также следивший, чтобы тот не пошел ко дну, потеряв плавучесть. Хороших плотников берегли как зеницу ока, запрещая участвовать им в боях и всячески оберегая от опасностей. В обязанности плотника входило и заделывание обшивки во время шторма (скорее всего, изнутри, чтобы, хе-хе, не дуло, не на палубу же их выгонять, на радость волнам и акулам) и во время сражения. Корабельный плотник, помимо прочего, должен был закупать материалы для ремонта в порту, следить за их качеством, заниматься осмотром подводной части судна – для этого судно наклоняли так, чтобы была видна часть его корпуса, в обычном состоянии погруженная в воду, т. е. кренговали (от слова «крен» – наклон). (???)

Канониры на пиратском корабле отвечали за пушки – они следили за тем, чтобы те были исправны и готовы к стрельбе, а во время боя распоряжались их наведением. Эта наука была не из легких – канониры должны были обладать отличным глазомером и точно рассчитывать, куда полетит снаряд, а для этого требовались годы тренировок и большой боевой опыт. Так как орудия того времени были несовершенны с технической т. зр., с ними приходилось изрядно повозиться – каждая пушка требовала очистки ствола, ее заряжания и поджигания фитиля, а учитывая, что пушки после выстрела нужно было откатывать на довольно приличное расстояние, чтобы перезарядить, то 1 человеку с этим явно было не справиться. Поэтому, помимо собственно канонира, пиратские корабли комплектовались орудийным расчетом – группой человек, которые должны были со всем этим управляться. Если корабль был небольшой и человек на нем было не так много, то расчет состоял из 2-3 пиратов, а огонь мог вестись только с 1 борта.

Судовые врачи ценились пиратами настолько, что им дозволялось не подписывать пиратское соглашение – если другое судно, на котором имел несчастье находиться врач, брали на абордаж, то ему в первую очередь делалось предложение присоединиться к команде. Но если он и отказывался, то в любом случае его не трогали (и даже выплачивали изрядный гонорар, если врач оказывал помощь членам команды на добровольной основе) . Врач на корабле нужен был всегда, поэтому, если не было возможности заполучить настоящего специалиста, на эту должность назначали любого пирата, который хоть что-то смутно понимал в медицине. Иногда врачом назначали плотника или кока – первый был счастливым обладателем пилы и топора, что позволяло ему отфигачивать лишние конечности, пораженные гангреной, а второй был докой в разделке мясных туш, так что теоретически мог работать и с тушкой живого пирата.

Корабельный повар (кок) отвечал, как ни странно, за питание и снабжение продовольствием – он должен был уметь разделывать туши, более-менее правильно хранить и готовить продукты, тщательно следить за тем, чтобы не отравить команду тухлой водой или неправильно приготовленной пищей, и, что еще важнее, не вызвать ее неудовольствие своими «талантами». Моряки, конечно, были непривередливыми в еде, но все же не полностью всеядными – в этом случае озверевшие пираты, не долго думая, швыряли бедолагу за борт. Во время плавания коку выделялись помощники, которые должны были поддерживать огонь в специальной печи (т. к. корабль был деревянным, то приходилось уделять максимальное внимание всему, что связано с огнем) и перетаскивать продукты. Когда корабль вставал на якорь в порту, кок должен был отобрать несколько наиболее сильных пиратов из команды и отправиться на продуктовый рынок, чтобы как следует закупиться провизией для дальнейшего плавания. Во время боя кок должен был участвовать в сражении наравне со всей командой – никаких поблажек ему не делалось.

Ну и, собственно, обычные пираты выполняли на корабле самые разные функции – в зависимости от распоряжений боцмана или других офицеров.

Также следует упомянуть о самых низкоквалифицированных и низкооплачиваемых членах команды – т. н. «пороховых обезьянах» . Это были обыкновенные мальчишки, которых пираты набирали (или просто похищали) в порту, чтобы те выполняли черновую работу – чистили оружие, мыли палубу или помещения, подносили порох или заряды в бою и т. д. Порой на эту «должность» назначали новичков в морском деле, невзирая на их возраст.

Оружие пиратов

Оружие пиратов было достаточно разнообразным – часто в ход шло все, что могло нанести увечья противнику; но, тем не менее, обычно пираты предпочитали то, что было наиболее удобным в бою. Так как сражения происходили на борту корабля, длинное и громоздкое оружие было абсолютно неэффективным – им долго замахиваться, можно попасть по своим соратникам, сражающимся рядом, не говоря уже о том, что оно могло попросту застрять в снастях или переборках при неаккуратном замахе. Поэтому пираты использовали холодное оружие определенных разновидностей.


Особой популярностью среди пиратов пользовался т. н. кутласс. Кутласс представлял собой тяжелый, короткий меч, заостренный с 1 стороны и слегка изогнутый. Его масса давала много преимуществ – им можно было не только сражаться, но и рубить канаты, снасти и даже двери. В условиях абордажного боя, когда приходилось сражаться в толкучке или в узких проемах, кутласс показывал себя с лучшей стороны, не требуя большой сноровки и места для замаха.


Часто пиратами использовались разные виды сабель – от почти прямых до сильно изогнутых. Лезвие сабли обычно было 70-80 см длиной, что давало некоторое преимущество, но мешало замахиваться, поэтому ей наносились преимущественно колющие удары, а ее изгиб служил больше для повышения прочности, чем для улучшения режущих качеств. Конечно, сабля требовала от своего владельца некоторого умения, но зато, чтобы нанести врагу серьезную рану, не требовалось быть незаурядным силачом – обычно достаточно было метко пырнуть врага куда попало.

В условиях ближнего боя и ограниченного пространства неплохо показывали себя различные кинжалы. Их было много разновидностей, но самыми популярными были даги, кортики и стилеты.


Дага представляла собой короткий (30-40 см) клинок, внешне ничем не примечательный, но часто таивший в себе особую хитрость – сумрачными гениями того времени был изобретен пружинный механизм, позволявший лезвию разделяться на 2-3 части, после чего им можно было неожиданно захватить клинок офигевшего противника и тем самым обезоружить его. Иногда дага была снабжена пилообразными насечками, которыми можно было без особых усилий ломать лезвия шпаг и тонких мечей противника (собственно, поэтому такие разновидности назывались «шпаголомами»).


Еще 1 популярной разновидностью кинжалов был кортик (обычный или кинжальный), который выглядел как короткий и узкий клинок, часто граненый (т. е. обладавший 3, а то и 4 гранями). Кортик был наиболее древним видом оружия для абордажного боя, и впоследствии он стал даже традиционным оружием офицеров военных кораблей. Его неоспоримым преимуществом была способность прокалывать доспехи и тушку противника, не прилагая особых к тому усилий. Кинжальный кортик отличался от обычного особым фигурным устройством гарды, обеспечивающим дополнительную защиту от рубящих ударов противника.


Другим распространенным видом являлся стилет – кинжал с очень тонким клинком, в классическом варианте вообще не имевшим режущей кромки – это позволяло ему относительно легко проникать в щели между доспехами или глазницы шлемов (часто он использовался для добивания смертельно раненного противника, и из-за этого его прозвали «мизерикорд» – «удар милосердия»).

Иногда пиратами использовались различные тесаки, палаши и мачете – короткие и тяжелые клинки с очень широким лезвием. Они наносили ужасные резаные раны, а при точном и сильном ударе даже могли отсечь конечность или башку врага. Но тем не менее они обладали весьма существенными недостатками – изрядным весом и малой длиной, почти не оставляющими шансов в бою с противником, вооруженным саблей или шпагой.


Шпаги и рапиры – длинные, тонкие, весьма острые клинки, использующиеся преимущественно для колющих ударов. Чтобы успешно использовать их в бою, нужно было обладать изрядным мастерством и ловкостью, поэтому ими были вооружены пираты, полностью уверенные в себе и в своем умении фехтовать (обычно шпагами вооружались бывшие дворяне и прочие люди высокого сословия). Различия их невелики – рапира и шпага отличаются в основном формой гарды и тем, что шпага может использоваться для некоторых режущих ударов, в то время как рапирой можно наносить исключительно колющие.

Также пиратами использовались пики, алебарды и топоры, точнее, их абордажные разновидности. Например, абордажная пика была короче своего сухопутного аналога, что позволяло ловчее орудовать ей в ограниченном пространстве. Тем не менее, это были сравнительно непопулярные виды вооружения и в основном они нужны были для устрашения противника, либо использовались как метательное оружие.


Что же касается огнестрельного оружия, оно хоть и применялось в боях, но было не настолько востребовано, как холодное. Причиной тому была низкая надежность и общая громоздкость. Из разновидностей огнестрела чаще всего использовались пистоли, мушкеты и аркебузы, причем последние два – исключительно в качестве поддержки основного абордажного состава по причине их тяжести и длины, в то время как пистоль можно было держать при себе на крайний случай во время схватки.

Еда пиратов

Пиратов трудно было назвать привередливыми в еде – учитывая, что плавание могло занять гораздо больше времени, чем планировалось, вполне естественно, что запас провианта рано или поздно подходил к концу и приходилось есть что попало.


Основным блюдом на пиратском корабле было мясо, которое закупалось в больших количествах на берегу и хранилось во вместительных бочках. Чтобы оно дольше не портилось, его солили от души (собственно, поэтому оно и называлось «солонина»), и порой недобросовестные торгаши подсовывали пиратам мясо весьма хренового качества, засоленное до состояния кристалла. Чтобы хоть как-то можно было есть этот неаппетитный «продукт», пиратам приходилось размачивать мясо в чане с пресной водой, изрядно потоптавшись на нем ногами, чтобы хоть как-то размягчить. Очень часто солонина начинала подгнивать, и в ней заводилось множество червей, служащих пикантной приправой к этому и так не слишком вкусному блюду.


Кроме мяса, пираты питались различными крупами (в основном горохом), а также сухарями или галетами, которые хранились в специальных ларях и порой по твердости могли соперничать с камнями.

Подобные деликатесы привлекали внимание крыс, которые сотнями, а то и тысячами проникали на борт кораблей и изрядно портили запасы и без того скудной пиратской еды. Впрочем, пираты в долгу не оставались, и зазевавшаяся крыса могла пойти на обед ловкому и изрядно оголодавшему джентльмену удачи.

Фруктов по причине их малого срока хранения на пиратских кораблях почти не бывало (если только в самом-самом начале плавания, и то вряд ли). Кое-как сохранялись лук и чеснок, которые, помимо хоть какого-то разнообразия во вкусе и восполнения запаса некоторых витаминов, неплохо отбивали мерзкий запах подгнившего мяса и поэтому считавшиеся довольно ценными продуктами.

Порой пиратам перепадала свежая рыба и даже черепахи. Кстати, насчет черепах: как ни странно, они считались довольно популярным видом еды. В то время на островах их было видимо-невидимо, они отличались особой живучестью и могли обходиться без пищи долгое время. Часто предприимчивые пираты отлавливали и складывали перевернутых живых черепах штабелями в трюме, где те могли лежать чуть ли не месяцами, дожидаясь своей очереди. Таким макаром пираты выжрали чуть ли не всех черепах в округе, и на многих островах, где раньше их были тысячи, остались, дай бог, жалкие популяции этих рептилий.

Тем не менее, пираты довольно часто голодали на кораблях, и порой дело доходило до каннибализма (в Англии того времени стыдливо именовавшимся «морским обычаем»).

Немало проблем приносила и такая беда, как цинга – жуткий недостаток витамина С, приводящий к выпадению зубов, повышенной ломкости сосудов и проблемам с костями. Подсчитано, что за 200 лет (с 1600 по 1800) цинга унесла жизни около миллиона моряков. Конечно, с ней пытались бороться разными методами: квасили капусту, делали травяные настойки, ели клюкву и лимоны, но помогало это далеко не всегда. Да и медицина того времени была не настолько развитой, чтобы связать симптомы болезни с конкретными зависимостями, и поэтому многие вообще не понимали, что происходит и как с этим бороться.

Помимо цинги пиратов часто посещала дизентерия – антисанитарные условия на борту, отвратительная пища, нечистоты, гниющая вода в трюме явно не способствовали нормальной работе кишечника.

@темы: История, Мореплавание

Комментарии
2016-01-15 в 22:00 

Nunziata
Росица, спасибо

2016-01-15 в 22:05 

Росица
Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними
Nunziata, пожалуйста. :-) Я готовлю ещё один пост на эту тему.

2016-01-15 в 22:06 

Nunziata
Росица, о, интересно

   

Жизнь и искусство в стиле "Adventure"

главная