Nunziata
Название: Ведьма Шарпа
Автор: Nunziata, Sekaya
Бета: andelyta
Канон: Б. Корнуэлл цикл книг о Ричарде Шарпе
Размер: миди, 4562 слова
Пейринг/Персонажи: Ричард Шарп/ОЖП, Харпер и другие стрелки Шарпа
Категория: джен, гет
Жанр: фантастическое AU, немного юмора и экшна
Рейтинг: R
Краткое содержание: Однажды Шарп и его стрелки стали очевидцами загадочного явления...
Примечание: постканон «Ярости Шарпа», действие перенесено на осень. В роли Шарпа - Шон Бин. Вдохновлено рассказом «Ведьма из Ньюбери», из сборника «Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках»: «...Наиболее достоверное, странное и истинное обнаружение ведьмы, взятой парламентскими войсками, когда она на маленькой дощечке пересекала реку в Ньюбери...» Все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними.
Написано для команды Библиотека Приключений



После торжественного обеда у посла, состоявшегося по случаю победы в бою под Кадисом, капитан Шарп, с набитыми золотом карманами, вернулся к своим стрелкам. Высыпал призовые деньги на стол и велел сержанту Харперу поделить их поровну на всех. Уже выходя из каморки, где квартировались стрелки, Ричард краем глаза заметил, как пара-тройка монет исчезли в кармане сержанта. Но капитан не стал бранить Харпера, зная, что это заначка на крайний случай и что сержант использует деньги именно тогда, когда в них будет особая нужда у роты.

Шарп спустился по узкой тёмной лесенке на улицу, огляделся по сторонам, поправил портупею и решил пройтись по берегу залива, чтобы развеяться и заодно посмотреть, не пришел ли английский корабль, который сможет отвезти их в расположение 95-го полка.

Рана уже не беспокоила Ричарда, и он снял бинты с головы. Катерина говорила, что в бинтах он выглядит брутальнее. Но теперь она уже недостижима для него, и он даже рад за «вдовствующую графиню», которая так удачно вышла замуж за генерала Муна. Шарп мстительно улыбнулся, он недолюбливал упрямого генерала и прекрасно знал Катерину. Уж такая, как она, своего не упустит, короткий поводок с жестким ошейником генералу обеспечен. Правда, Шарпу было жаль сэра Генри Уэлсли, который, кажется, искренне любил Катерину, но узнав, что та вовсе не графиня, из-за компрометирующих его любовных писем оказался в неловком положении. Шарпу со стрелками пришлось изрядно попотеть, добывая проклятые бумажки, но чего не сделаешь для брата генерала Веллингтона, тем более если за это еще и неплохо платят. Честь Англии — одно дело, и совсем другое — пустой солдатский желудок. С недавних пор Шарп обнаружил в себе талант поддерживать баланс между тем и другим. Так потихоньку, размышляя о чести и Катерине, он и дошел до побережья.

— Не желаете ли бренди, сэр? — услышал Шарп голос сержанта Харпера и обернулся: за своими мыслями он и не заметил, что четверо стрелков во главе с сержантом идут за ним следом. — Никогда не повредит, не правда ли?

— И вы тут! — Ричард улыбнулся и взял услужливо протянутую Харпером фляжку.

— Решили устроить пикник, сэр. Половить рыбку и искупаться, — рядовой Харрис яростно почесал шею.

— На что ловить собираетесь? На вшей? Или на рядового Перкинса? — Шарп подмигнул сержанту.

— На Перкинса, конечно! Зря я его что ли откармливал! — Харпер поймал за ремень юного Перкинса и потащил в сторону воды.

Перкинс взвизгнул и начал выкручиваться из медвежьего захвата сержанта. Остальные стрелки гоготали и советовали Перкинсу взять корзинку, чтобы тому было куда складывать рыбу, когда он окажется в воде.

Шарп оглядел длинную песчаную отмель. Солнце давно перевалило за полуденную черту, а зной и не думал спадать.

— Ладно, сержант, отпустите рядового. Иначе он своими криками распугает вам всю рыбу, — после хорошего обеда и бренди Ричарда клонило в сон. — Вы тут порыбачьте, а я немного вздремну.

— Как прикажете, сэр! — отпустив Перкинса, Харпер кинулся расстилать одеяло в тени кустарника для капитана: — Приятных снов, сэр!

Усевшись на одеяло, Ричард сбросил мундир и стащил сапоги, а затем — и бриджи. Отдыхать так отдыхать. Он растянулся на одеяле и почти сразу уснул, сказалась усталость дня. Ему снилась Катерина. Она улыбалась и манила Шарпа в огромную постель, и он уже почти оказался на белоснежных простынях, когда услышал улюлюканье и свист. Злой оттого, что его разбудили посредине такого замечательного сна, Шарп открыл глаза. Его рота заливалась, как монастырский хор на праздник. Приподнявшись, он посмотрел на воду и не поверил увиденному. На волнах танцевала молодая особа! И была она совершенно без одежды!

— Боже храни Ирландию... — сержант Харпер судорожно сглотнул и потянулся за своей семистволкой.

— Пат, ты видишь тоже, что и я? — Ричард поспешно натягивал сапоги.

— Если вы про явление Святой Девы Марии на воде, сэр, то да, я её тоже вижу, — и суеверный ирландец осенил себя размашистым жестом.

— Учитывая, как она выглядит, я бы сильно усомнился в ее святости.

А девушка продолжала порхать над водой. Она то поднималась на волнах, раскинув руки, словно чайка крылья, то скользила с волны вниз и снова возникала из сверкающей пены.
Рядовой Перкинс стоял на берегу у самой кромки воды с открытым ртом и не мог оторвать взгляда от прекрасной нимфы.

— Греческая богиня! — простонал начитанный Харрис.

У стрелка Харриса в ранце частенько вместе с бутылками лежали и книги. Перкинс, не умеющий читать, завидовал старшему товарищу и тайком заглядывал тому через плечо, когда тот вечерами читал у костра.

— Богини в простынях ходят, — возразил Перкинс.

— В туниках, болван! — ответил Харрис и выдал незадачливому юнцу тумака.

Не сводя взгляда с прекрасного видения, Шарп застегнул портупею с палашом и только тогда понял, что на нем нет бридж. Выругавшись, он взялся за левый сапог.

— Кажется, она на чем-то плывет, — Патрик Харпер отложил в сторону винтовку и подошел ближе к берегу. — Точно, на доске плывет!

— Может здесь где-то потерпел крушение корабль? — Шарп с трудом стянул сапог с голой ноги. — Поэтому и одежды на ней нет… — Договорить он не успел.

Большая волна вынесла девушку ближе к берегу, и та наконец услышала вопли и свист. Наверняка она испугалась пялившихся на нее солдат, а может, неведомые силы перестали служить ей. Взмахнув руками, она плюхнулась в воду. Следующая волна накрыла ее с головой, на поверхности моря осталась лишь ярко размалеванная доска.

— О черт! — Шарп, как был в одном сапоге, на ходу расстегивая портупею, бросился к воде.

***

Дженифер Вейн никогда не была пай-девочкой. Закончив одну из лучших частных школ Англии, она не последовала советам отца и не вняла увещеваниям матери, и посему вместо того, чтобы прилежно изучать экономику и юриспруденцию в Оксфорде, выбрала филологический факультет университета Саламанки.

Родители не разговаривали с ней целый год, но девушку это не смущало. К жизни она относилась легко, что не мешало ей настойчиво добиваться своего. Кроме упрямства и своеволия, у нее была неистребимая тяга ко всевозможного рода приключениям, подчас рискованным. Но добрые боги хранили ее — по крайней мере, так было до сегодняшнего дня.

Серфингом Дженифер уговорил заняться ее однокурсник, Диего Альварес, обладатель жгучих черных глаз и жгучего же темперамента. Дженифер восторженно восприняла новую забаву, и даже после расставания с Диего, утомившего ее сценами ревности, продолжала каждый сентябрь приезжать на пляжи Кадиса. Этот год не был исключением.

День выдался как нельзя более подходящий — с ровным ветром, дующим с берега, и «зелеными» волнами. Откуда при ярком солнце взялась полоска тумана, Дженифер не стала задумываться — впрочем и времени у нее на это не было. Она ворвалась в обдавшую ее стылой сыростью мглу, а через мгновение вновь вспыхнуло солнце.

Дженифер зябко передернула плечами и, поймав волну, заскользила вдоль ее гребня. С берега донеслись одобрительные возгласы и свист, Дженифер обернулась, и ей стало не по себе. Кучка странных парней, одетых в какие-то отрепья, улюлюкала и показывала на нее пальцами. Однако больше всего ее поразил изменившийся вид побережья.

«Спокойно! Меня снесло течением...» — попыталась она найти рациональное объяснение.

В следующую секунду Дженифер потеряла равновесие и свалилась в воду. Доска ударила ее по голове, и в глазах потемнело...

Взбаламученный песок мешал Шарпу, и только со второго раза он заметил на дне скорчившуюся фигурку. В несколько мощных гребков оказавшись возле нее, он рванул девушку за плечо и едва не разжал пальцы: ему почудилось, что ее кожа отстает от плоти. Однако раздумывать и ужасаться было некогда. Он обхватил утопленницу и всплыл на поверхность.

На берегу Ричард с радостью передал девушку на руки подоспевшему Харперу. Мокрый сапог мешал ему идти, да и сам он изрядно хлебнул соленой воды, пока нырял за незнакомкой. Одежда на ней все-таки была. Вот только... чудная. Из бело-голубой ткани, которая и на ткань-то не похожа, — без пуговиц и крючков, плотно облегающая тело. Поэтому ему и померещилось невесть что.

Сержант уложил девушку на одеяло, на котором до этого спал Шарп, и озабоченно сказал:

— Сэр, она не дышит.

— Воды наглоталась, — Шарп опустился рядом с девушкой, перевернув, положил ее животом себе на колено, после чего несколько раз с силой ударил по спине ладонью. На пятом ударе девушка вздрогнула и зашлась кашлем, выплевывая воду. С помощью Харпера он осторожно перевернул ее обратно на спину.

— Живая! — радостно воскликнул Перкинс, больше всех испугавшийся за прекрасную незнакомку.

— Надо бы посмотреть, не ранена ли? — предложил Хегман.

Стрелки столпились вокруг, рассматривая спасенную.

— Харпер, дай нож.

— Сэр, боюсь, ей это не понравится…

— Понравится, не понравится… Что же мне теперь зубами на ней одежду рвать!? — разозлился Шарп.

— Я бы не отказался, — мечтательно произнес Харпер.

— Вот Рамоне своей это и предложишь! Давай сюда нож!

Пока Харпер рылся в ранце, доставая нож, Ричард, внимательно приглядевшись, заметил на одежде девушки, у самого горла, какой-то маленький черный хвостик с петелькой. Он слегка потянул за петельку, ткань приподнялась за его рукой, и вдруг с легким скрежетом раскрылась, обнажив великолепные груди с торчащими сосками.

За спиной капитана послышалось глухое сопение.

— Перкинс! — Ричард обернулся на звук, — Какого черта ты тут пялишься! — дотянувшись до лежащего рядом с одеялом мундира, он прикрыл обнаженную девичью грудь. — Марш собирать хворост для костра! И Хегмана с собой возьми, чтоб не заблудиться. Харрис, принеси воды из ручья, нужно согреть чай и напоить её горячим.

Стрелки, недовольно ворча, отправились исполнять приказы своего командира.

— Пожалуйста, сэр! — Харпер протянул Шарпу нож, и в этот момент раздался визг.

Оба аж подскочили от неожиданности: сидя на одеяле, незнакомка смотрела на них полными ужаса глазами и визжала не переставая.

— Мэм, все в порядке! Вы на суше. Вам ничего не угрожает, — Ричард, желая успокоить девушку, положил руку ей на плечо.

— Не прикасайтесь ко мне! — она отшатнулась и упала на одеяло, вновь потеряв сознание.

— Пат, ты напугал ее ножом! — раздосадовано сказал Ричард.

— Кхм, я так не думаю, сэр. Скорее уж она испугалась вас с вашим хозяйством, — Харпер многозначительно глянул на Шарпа, на котором кроме сапога, была одна лишь мокрая, облепившая тело рубаха .

— А-а-а, чтоб тебя! — прорычал Ричард. — Ну, что ты смотришь? Дай мне штаны!

— Да вот они, сэр!

Шарп, грязно ругаясь сквозь зубы, чуть не вывихнул лодыжку, стаскивая чертов сапог. Затем снял рубаху, и отжав, кинул ее на песок, после чего надел штаны, протянутую Харпером сухую рубаху и уселся рядом с девушкой, ожидая, когда та очнется.

***

Придя в себя, Дженифер услышала негромкие мужские голоса и потрескивание пламени. Чувствовала она себя препаршиво. Горло саднило, все мышцы ныли. Она приоткрыла глаза и обмерла от страха: давешние оборванцы никуда не делись! Один из них сидел совсем рядом с ней. По счастью, смотрел он в другую сторону.

Борясь с паникой, Дженифер сквозь опущенные ресницы изучала своих спасителей. Их одежда, хотя и очень потрепанная, напоминала мундиры девятнадцатого века. Сама Дженифер также была укрыта тяжелой курткой, весьма... винтажного вида. Обнаженную кожу царапала грубая шерстяная ткань. На песке лежал широкий ремень с пристегнутой к нему огромных размеров саблей, а неподалеку пирамидкой были составлены ружья. Дженифер не слишком разбиралась в оружии, но ей показалось, что оно относится к той же эпохе, что и мундиры. Сумасшедшие реконструкторы? Актеры, удравшие со съемок?

Послышался шорох, и Шарп, обернувшись, наклонился над девушкой.

— Мэм?

Та испуганно распахнула серые глаза. Только бы не вздумала снова визжать! Но девушка, силясь улыбнуться дрожащими губами, сказала нечто непонятное:

— Ребята, вы что, кино снимаете?

— Что такое «кино», мэм? — подозрительно спросил Харпер.

— Бедняжка заговаривается, — вставил Харрис, подходя ближе.

— Ни разу не слышал про кино и про то, как его можно снимать, — медленно проговорил Шарп. Прищурившись, он смотрел на девушку. Не стоит забывать, как она забавлялась в волнах. И эта туника, что на ней надета... Отродясь Ричард не верил в ведьм, но тут, пожалуй, поверишь: — Кто вы такая, мисс?

«Психи?!» — Дженифер с трудом села, кутаясь в чужую куртку, и попыталась натянуть ее на голые колени.

Вдалеке было несколько убогих строений, но если даже она закричит, вряд ли кто ее услышит. Здоровяк, который так и сверлил ее взглядом, сжимал в руках диковинное многоствольное ружье, выглядевшее чересчур по-настоящему. А задавший вопрос мужчина с жестким выражением светлых глаз... Судя по его манере держаться, он был главным. Инстинктивно Дженифер ощущала, что его стоит опасаться. Похоже, она крепко вляпалась.

— Вы не расслышали вопрос? — Шарп начал терять терпение.

— Может, она французская шпионка? — настороженно предположил Хегман.

— Да ну, — протянул Перкинс, — Шпионки... они... — он сделал волнообразный жест рукой.

— А то ты много шпионок видел, балбес! — в сердцах сказал Харрис.

— Тебе-то откуда знать, — возразил Перкинс.

— Перкинс! — прикрикнул Шарп.

— Сэр! — рядовой вытянулся по струнке.

Дженифер пролепетала:

— Я не шпионка... и не француженка...

— Как ваше имя, мисс? — вновь спросил Шарп.

— Дженифер... Смит, — на всякий случай соврала Дженифер.

— Как вы здесь оказались, Дженифер Смит? — усмехнулся Шарп.

— Я... — она сглотнула, — попала в туман...

— Вы плыли на корабле?

— Да-да, — закивала девушка.

Почему-то ей не хотелось говорить про серфинг. Напряженное лицо старшего расслабилось, и Дженифер решилась задать свой вопрос:

— А вы кто такие?

— Капитан Ричард Шарп, 95-й стрелковый. К вашим услугам, мэм — насмешливо ответил Шарп.

— А что не генерал? — вырвалось у Дженифер, прежде, чем она прикусила язык — не следовало раздражать этих странных ребят.

— На все Божья воля.

Дерзкий тон девушки не понравился Ричарду, однако его внимание отвлек появившийся со стороны города всадник в мундире испанской кавалерии. Испанец нещадно гнал коня и вскоре поравнялся со стрелками.

— Капитан Шарп?

— Это я, — Ричард поднялся с песка.

— Вам предписание! — курьер достал из-за отворота высокого сапога запечатанный конверт и протянул его Шарпу, а затем, пришпорив коня, унесся обратно в город

— Что там, сэр? — настороженно спросил Харпер?

Шарп сломал печать и быстро пробежал депешу глазами.

— Послезавтра в Кадис прибудет конвой британских кораблей. Здесь указание для капитана одного из них взять нас на борт, — Ричард дочитал предписание и, свернув листок, убрал в карман бридж, потом обернулся к Дженифер: — И что мне с вами делать, мисс Смит?

Появление всадника немного успокоило Дженифер. Ну конечно же, она попала на полигон долбанных реконструкторов.

— О, не беспокойтесь. Мне бы добраться до телефона, и я позвоню в отель, чтобы за мной прислали такси... — как можно беззаботнее начала она и осеклась.

Шарп нахмурился, его взгляд стал очень пристальным.

— Позвонить? Такси?

— Не иначе как мисс решила забраться на колокольню собора Святого Креста, — хмыкнул Харпер.

Дженифер нервно взъерошила свои просохшие волосы:

— Ребятки, я понимаю, у вас тут все круто, но вы заигрались.

— Не знаю, в какие игры играете вы, мэм, но сейчас расскажите-ка мне, куда и зачем держите путь.

— Да с какой стати?! Чокнутые придурки!

Харрис присвистнул, а на губах Шарпа появилась неприятная усмешка:

— Обычно я не обращаюсь с женщинами грубо, но не нужно меня злить. Вам повезло, что вы наткнулись на нас, а не на испанцев. Те бы попросту вздернули вас — как шпионку или сожгли как ведьму. Им достаточно было бы полюбоваться на ваши фокусы на воде. Кстати, как вы это проделывали?

Дженифер растеряно озиралась. В голове у нее зрела чудовищная догадка. Хватит обманывать себя — она ведь неплохо знала окрестности Кадиса. Куда исчезли корпуса отелей? Обустроенные пляжи? В море не наблюдалось ни катеров, ни гидроциклов. И речь так называемых солдат — говорили они на английском, но... как-то иначе. Ей попадались бульварные книжонки о провалившихся во времени... Дженифер затрясло. Нет! Это невозможно!

— Итак?

— Доска ударила меня по голове, — вдруг выпалила Дженифер, — Я была на корабле, да. Вместе с отцом... Но... куда мы плыли... — она пожала плечами.

— Значит, вы не помните?

— Н-е-ет... То есть, я живу в Англии... В Лондоне. Мой отец — адвокат... Мы решили немного попутешествовать...

— Дурит она вас, сэр, — убежденно заявил Харпер.

Шарп отлично понимал, что девчонка лжет. Никакая она не шпионка, конечно же, и, в конце концов, что ему до того, сбежала ли она из дома или из борделя. Он склонился бы к последнему, если бы не поразительно чистая нежная кожа девушки — ни шрамов, ни следов болезней, лишь пара свежих царапин. Волосы едва плеч достигают, и обрезаны неровно. Может, помешанная? Во взгляде у нее мелькает... этакое. И что с ней делать? Оставить здесь? Тогда он не даст за ее жизнь и ломанного пени. Трясется вон как, то ли от холода, то ли от страха. Надо бы прикрыть ее наготу, а то скоро у парней глаза на затылке окажутся. И пусть делом займутся, нечего тут глазеть. Шарп посмотрел на заходящее солнце и сказал:

— Перкинс, у тебя вроде была запасная одежда? Наша гостья совсем замерзла. И — где обещанная рыба? Харпер, тащи сюда бренди, я знаю, у тебя есть еще. Харрис, костер скоро погаснет. За работу. Скоро стемнеет, ночь проведем здесь.

Стрелки зашевелились. Перкинс встрепенулся и, бросившись к ранцу, вытащил помятые, но довольно чистые штаны и рубаху. Сержант, недовольно бурча себе под нос, достал фляжку с драгоценным бренди и под внимательным взглядом Шарпа наполнил кружку на треть.

— Мэм, — он протянул кружку девушке.

Дженифер взяла кружку и храбро отхлебнула. Огненный ком скатился по пищеводу и взорвался в желудке. Она закашлялась, из глаз хлынули слезы:

— Ну и... гадость!

— Лучший бренди по эту сторону Пролива — угрюмо изрек Харпер, пряча фляжку.

— Что касается вас, мисс Смит, то мы завтра проводим вас до Кадиса, — продолжил Шарп. — Я могу замолвить за вас словечко перед сэром Генри Уэлсли, английским послом. Наверняка, ваши родные будут вас искать.

Дженифер остановившимся взглядом смотрела на него. В голове у нее после выпитого бренди шумело. Спросить у Шарпа, какой сейчас год? Она едва удержалась от истерического смеха. Впрочем, догадаться нетрудно. Скорее всего, ее занесло во времена Наполеона — когда еще в девятнадцатом веке на территории Испании могли быть английские войска. Обалдеть. А может, она на солнышке перегрелась? И видит бредовый сон?

Голос Шарпа прервал ее размышления:

— Вам понятны мои слова?

О Господи, он же собирается оставить ее какому-то сэру Генри!

— Или вы предпочитаете обратиться в какую-нибудь обитель? И воззвать к милосердию святых сестер?

Подумав о порядках католического монастыря, Дженифер отчаянно замотала головой.

— Шарп, можно... мне идти с вами? — взмолилась она, забыв, что совсем недавно была в ужасе от самого капитана Шарпа.

Ричард задумался.

— Это не так-то просто, — выговорил он через несколько минут.

Дженифер судорожно вздохнула и закрыла глаза.

Шарп молча разглядывал ее. И в самом деле, на кой ляд Уэлсли сдалась эта девица? А ему самому на кой?

«А вот нечего было тащить ее из воды» — язвительно сказал он себе и тряхнул головой.

— Переоденьтесь, мисс Смит, — услышала вдруг Дженифер. — Если вы заболеете, это сильно осложнит нам путь.

Она недоверчиво взглянула на Шарпа, а тот усмехнулся:

— В предписании для капитана корабля не сказано, сколько у меня солдат. Сойдете за новобранца. Правда, я далек от мысли, что обоз английской армии — это земной рай.
Несмотря на кошмарность ситуации, Дженифер ощутила, как к ней возвращается присутствие духа.

— Вы весьма любезны, Шарп.

— Капитан Шарп, — хмыкнул Ричард. — Или мистер Шарп, если вам никак не удается запомнить мое звание.

***

Ночь пугала Дженифер пронзительными криками неведомых птиц, шорохами и прочими непонятными звуками, лежать на тоненьком одеяле было жестко, а самое главное — привыкшая к электрическому зареву городских огней, она и подумать не могла, что может быть так темно. Пламя маленького костерка было не в силах рассеять мрак.

Капитан Шарп лежал по другую сторону костра, остальные стрелки расположились чуть поодаль. Она слышала их беззлобную ругань и смех. Постепенно они угомонились, зато раздался басовитый храп.

Девушка ворочалась, пытаясь найти удобное положение. Несмотря на усталость, сон не шел к ней — шок от случившегося был слишком сильным. В голову лезли прежде не свойственные Дженифер мысли. Лет двести, как капитан Шарп и все его люди мертвы. Истлели в прах... И тем не менее — вот они, в паре ярдов... А может, это она умерла, растворилась в темноте, пахнущей высохшими под неистовым солнцем травами?

Огонь почти погас, и Дженифер начал донимать холод. Наконец, не выдержав, она позвала:

— Шарп...

Тот молчал, но обострившийся слух безошибочно подсказывал Дженифер, что Шарп не спит.

— Эй, Шарп!

— Я уже говорил вам, мэм, как ко мне нужно обращаться.

— Не будьте занудой, Шарп — фыркнула Дженифер. Ответа не последовало, и она вздохнула: — Мистер Шарп.

— Чего изволите, мэм?

В голосе Шарпа явственно слышался сарказм, но Дженифер это не остановило:

— Холодно.

— Осень. Ночи стали холоднее. Ничего, до рассвета пара часов, — Ричард зевнул, — Днем вы еще пожалуетесь на зной.

Дженифер обижено замолчала. Но холод проник кажется ей в самые кости, и зубы девушки невольно начали отбивать дробь.

«Черт бы тебя побрал, солдафон проклятый!»

— Мистер Шарп...

Собственный просящий тон разозлил Дженифер.

«Скулить только не хватало! А ему наплевать...»

Но к удивлению Дженифер, Шарп сел и повернул голову в ее сторону.

— Чего вам еще, мисс?

Молчание. Ричард собирался уже улечься обратно, но тут до него донеслось едва слышное:

— Мне... холодно.

— Вы уже это говорили, мисс. — Он поднялся на ноги и, прихватив свое одеяло, перешагнул
через багровое пятно догорающих углей. — Ничего другого я предложить вам не могу, — предупредил он, ложась рядом с Дженифер. — Я и так отдал вам запасные одеяла.

— Это не одеяла, а недоразумение, — пробормотала Дженифер.

— Выскажите претензии королю, — обняв за плечи, Шарп притянул ее к себе.

Несколько минут было тихо, затем Дженифер снова заворочалась.

— А теперь что не так? — недовольно спросил Ричард.

— Шарп, что это?!

— Где?

— Упирается мне в бок...

Ричард набрал полную грудь воздуха и медленно выпустил его сквозь зубы. Сначала эта мисс дразнит их всех своими прелестями, так что парни пускают слюни, и вид у них при этом полоумный, затем настойчиво приглашает его... придвинуться поближе, а теперь вдруг разыгрывает невинность. Однако он в жизни не брал женщину против ее воли и не собирается отступать от своих правил, так что несносная девчонка может спать спокойно .

— Ничего, мисс. Вам показалось, — буркнул он, поворачиваясь к Дженифер спиной.

С досадой думая, что теперь он точно не уснет, Шарп закрыл глаза.

Дженифер, напротив, уставилась в ночное небо, усыпанное необычайно крупными звездами. От лежащего рядом мужчины терпко пахло потом и сыромятной кожей, и в прежней жизни она бы сочла этот запах неприятным. Но отодвигаться ей не хотелось. По телу разливалось блаженное тепло, и, к собственному изумлению, она вдруг почувствовала, как меж бедер становится влажно и горячо. Прерывисто вздохнув, она прижалась еще плотнее и положила руку на плечо Шарпа.

Ощутив прикосновение, Ричард вздрогнул и вытаращился во тьму. Дженифер погладила его по плечу, затем ее рука скользнула в вырез рубахи, ласкающие провела по груди, и мышцы его живота непроизвольно сократились. Девушка убрала руку, и он выдохнул. Но уже в следующий миг ее ладошка коснулась его паха, вступив в неравный бой с пуговицами бридж. Шарп слышал возбужденное дыхание Дженифер, но ничего не сказал, лишь улыбнулся. Он решил не вмешиваться в сражение, хотя лежать в каком-нибудь болоте, ожидая, когда мимо пройдет колонна лягушатников, было намного проще. Вот чертовка! Ей таки удалось расправиться с застежками, затем ее проказливые пальчики обхватили напрягшийся член, и Шарп стиснул зубы.

Дженифер приподнялась на локте, заглянула ему в лицо. В ее больших, влажно блестевших глазах был вопрос. Шарп промычал что-то нечленораздельное, и тогда, наклонившись, она дотронулась языком до его члена, облизала головку, провела по стволу... Да что она творит-то! А он почти поверил, что девочка из благородных... думал — сбежала за смазливым офицериком из дома и попала в переплет.

— Дженифер! — хрипло сказал он.

— Молчи, Шарп, — шепнула она, — молчи...

Шарп сдавлено застонал и, схватив ее за плечи, опрокинул на одеяло. Затрещала рвущаяся ткань.

— Рубашка, — пробормотала Дженифер.

— Перкинс простит, — отозвался Шарп, жадно шаря по ее телу,

Дженифер поежилась от ночной прохлады и выгнулась в руках Шарпа, когда его губы сомкнулись вокруг затвердевшего соска.

Штаны рядового Перкинса были слишком велики для нее, и она подпоясала их обрывком веревки. Шарп нетерпеливо дернул узел и чертыхнулся.

— Погоди, я сама, — хихикнула Дженифер, на ощупь распутывая веревку.

Кожа девушки в неверном свете взошедшей луны казалась полупрозрачной, и Ричард на мгновение подумал о феях, заманивающих неосторожных путников своими чарами. А потом его мысли оказались заняты совсем другим.

Дженифер развела колени и подалась навстречу пальцам Шарпа. Его грубоватые ласки заводили ее. Однако, когда он толкнулся в нее, куснула губу: вторжение было более резким, чем она того ожидала.

— Оххх, Шарп!

— Ш-ш-ш... у сержанта Харпера чуткий сон... Какая же ты... тесная...

Шарп входил в нее глубокими, мощными толчками. С тихим стоном Дженифер приподняла бедра и скрестила щиколотки на его пояснице, подхватывая ритм, и вскоре она уже всхлипывала, цепляясь за его плечи. Когда же по телу Дженифер пробежала сладкая судорога, Шарп накрыл ее губы своими, заглушая вскрик, и замер...

***

Дженифер проснулась, когда начало светать, и сразу поняла, что бредовое наваждение и не думало рассеиваться. На глаза навернулись слезы отчаяния. Однако, глубоко вздохнув, она велела себе успокоится и решать проблемы по мере их поступления. Например, в данный момент ей хотелось умыться. Потом надо отыскать гидрокостюм. Не самый лучший вариант, но без нижнего белья она чувствовала себя неуютно.

Она приподняла голову и с минуту разглядывала безмятежное лицо лежащего рядом Шарпа. Резкие черты, твердая линия подбородка. Не совсем в ее вкусе, но... Дженифер дотронулась до своих припухших губ и слабо улыбнулась. Осторожно выбравшись из-под руки Шарпа, она поднялась на ноги и пошла к морю.

Вода была на удивление теплой. Дженифер пару раз плеснула себе в лицо и, выпрямившись, застыла на месте: сгусток тумана медленно скользил по поверхности моря в ее направлении. Завороженно глядя на туманное нечто, она зашла в воду. Облачко было уже совсем рядом. Еще мгновение она колебалась, а затем решительно шагнула вперед...


...Сержант Харпер в полночь сменил Перкинса на посту. В обнимку со своей верной семистволкой он устроился на пригорке и наблюдал за берегом.

Сержант был не в духе — ему очень не нравилось вчерашнее происшествие. Не могут девицы в невиданной одежде разгуливать по воде. Если они, конечно, из рода человеческого.
Харпер, как и любой истинный ирландец, верил в существование фей и русалок. Он даже знал одну деревенскую ведьму, к которой местные девки бегали за приворотным зельем или наоборот, чтобы избавиться от нежеланного дитя. Однажды мать послала к ней маленького Патрика за лечебным отваром для их заболевшей коровы. Ох, и страху он в тот день натерпелся!

В доме у ведьмы было темно, повсюду висели пучки сушеной травы, стояли склянки с неизвестным содержимым, а над очагом был подвешен котел с дымящимся варевом. Патрик готов был поклясться на Библии, что в одной из склянок он увидел чью-то голову, и эта голова заговорила с ним. Позабыв наказ матери, он бросил на пол узелок с хлебом и овощами, которые та дала ему в уплату за коровье лекарство, и кинулся со всех ног прочь из страшного дома.

Решение командира взять с собой Дженифер Смит никак не могло обрадовать Харпера. И разумеется, от него не укрылось, что ночью чертовка хитростью или ворожбой завлекла Шарпа к себе. Но, поскольку дело обошлось без летания на помеле и попыток перерезать Шарпу горло, Харпер не стал вмешиваться в чужие забавы.

На рассвете девушка отправилась к морю, и не спускающий с нее подозрительного взгляда сержант увидел, как она вошла в облако тумана...

Порыв ветра развеял туман, и Харпер ошарашенно уставился на то место, где только что была Дженифер. Девушка исчезла. Ведьма, как есть ведьма!

— Боже, храни Ирландию, — пробормотал он и, перекрестившись, добавил: — и меня тоже храни...

Подхватив винтовку, он спустился по песчаному склону вниз.

— Харрис, подъем, — сержант потряс стрелка за плечо. — Твой черед идти в караул.

Рядовой Харрис нехотя встал, потер двумя руками занемевшее лицо и, не задавая лишних вопросов, побрел на вершину холма.

Харпер положил несколько веток в догоревший костер и стал разводить огонь. Воды в котелке было ещё достаточно, оставалось только насыпать заварки. Сержант поглядел по сторонам, ища свой ранец. И тут он заметил на песке бело-голубую тряпку. Ведьмина кожа Дженифер! Взяв суковатую ветку, он осторожно подтянул к себе дьявольскую одежду, и так же осторожно принялся закапывать ее в песок рядом с костром.

— Пат, что ты там роешься? — Ричард, потягиваясь, сел на одеяле.

— Чай завариваю, сэр. Корягу, подходящую для костра, нашел в песке, — Харпер повернулся к Шарпу и продемонстрировал тому ветку, а затем сунул ее в огонь.

— Чай это хорошо, — Шарп рассеянно оглядывался вокруг. — А где Дженифер? Ушла купаться?

— Какая Дженифер, сэр? — с удивлением спросил Харпер.

— Брось дурить, Пат. Девушка, которую мы вчера спасли из воды, где она?

— Боюсь, вы что-то путаете, сэр. Тут не было никакой девушки.

— Сержант, — сквозь зубы процедил Шарп, — где девушка?

Харпер вскочил с песка и, вытянувшись в струнку, отрапортовал:

— За время моего караула никаких девиц и дам в расположении роты не было!

— Какого черта, Харпер! Что ты мелешь?!

— Не было, сэр! — продолжал упираться сержант. — Вы как уснули вчера, так и не просыпались, — слегка наклонившись, он с хитрой улыбкой поинтересовался у Ричарда: — Может, во сне кого видели? Добрый был бренди. Да и от раны вы еще не до конца оправились

— Сержант, ты забываешься!

Харпер снова вытянулся и отчеканил, честно и прямо глядя в глаза Шарпу:

— Никак нет, сэр!

— Разберемся, — раздраженно бросил Шарп.
Плюнув с досады, он пошел к воде, чтобы умыться. Разбуженные стрелки недоуменно переглядывались.

— А если никого не было, то где мои штаны? — жалобно начал было Перкинс, но тут же замолк, увидев у себя под носом увесистый сержантский кулак.


@темы: Бернард Корнуэлл, Гет, Джен, Рейтинг, Фанфики