15:39 

А как же там с золотом бухты Виго?

Nunziata
По следам капитана Немо, фактически
Интересно - собирая матчасть для фика по Одиссее капитана Блада, внезапно пришла в бухту Виго, упоминаемую в романах Верна)))

Некторые источники утверждают, что все золото на дне.
Другие - говорят, что все таки удалось снять большую часть ценностей с кораблей и отправить... куда?
в пользу вторых - что до сих пор затонувшие сокровища не удалось найти.
Судить вам, дорогие сообщники
Даю подборку ссылок и выдержек из них

coollib.com/b/209550/read

Путь до Азорских островов «серебряный конвой» прошел без приключений, хотя переход был довольно тяжелым. На Азорах до Веласко дошли известия, что война с Англией и Голландией началась. По слухам, караван у берегов Испании уже караулила английская эскадра адмирала Клаудисли Шовеля. На военном совете Шато-Рено предложил двигаться к одному из французских портов (предпочтительно — к Бресту), поскольку там можно было ждать помощи да и сами эти порты были прилично укреплены. Кроме того, там можно было доукомплектовать экипажи кораблей. Дон Мануэль яростно воспротивился этому, сообщив, что его инструкции не позволяют принять подобное предложение. В конце концов решили идти в Виго, однако проследовать на почтительном расстоянии от мысов Сент-Винсент и Финнистере, чтобы не встретиться с англичанами.
30 мая 1702 года из Торбэя вышла объединенная англо-голландская эскадра из 50 кораблей под командованием Джорджа Рука. Направилась она к испанскому Кадису — союзники хотели захватить этот важный порт, дабы обеспечить себе плацдарм для высадки войск на территории Пиренейского полуострова.
В сентябре 1702 года караван достиг берегов Испании. Прибывшие на борт капитан-генерал Испании принц Брабансон и дон Фелипе Араухо сообщили, что месяц назад большая английская эскадра под командованием адмирала Рука осаждала Кадис и, потерпев неудачу, охотится за «серебряным конвоем». Они посоветовали идти в Эль-Ферроль, хорошо защищенный батареями порт, но Шато-Рено решил сопроводить конвой в Виго, поскольку там было довольно тихо, а узкий проход на рейд можно было основательно перекрыть бонами и установленными на берегах батареями. 22 сентября 1702 года la Flota de Оrо вошел в залив Виго. Галеоны укрылись в небольшой бухте Ульо у острова Сен-Симон, а военные корабли встали на якорь у входа в залив — напротив сторожевых башен Ранде и Корбейро. Первая часть задачи была выполнена — галеоны с сокровищами дошли до берегов Испании.
Сразу же начались лихорадочные работы по обеспечению надежной защиты порта. В Виго были срочно направлены войска, началась реставрация башен Ранде и Корбейро, на каждую из них установили 8 бронзовых и 12 железных пушек; все эти орудия были сняты с испанских кораблей. Между башнями была натянута цепь и установлены боны, полностью перекрывавшие проход к фондо де ла Риа (входу в залив). За заграждением поместили военные корабли. На башнях были размещены гарнизоны из 200 французских и 150 испанских моряков, в фортах Виго — Кастро и Сан-Себастьян — соответственно, 1500 и 1300 солдат. Кроме того, еще 3000 штыков были в резерве.
27 сентября началась разгрузка серебра, за которой наблюдали принц Брабансон, адмирал Шато-Рено и члены коммерческой гильдии Севильи. К Виго в срочном порядке было собрано около 500 подвод, крестьянам платили по одному дукату за лигу расстояния, поэтому многие приехали из других областей. К 14 октября практически все серебро и товары были уже сгружены. На галеонах оставалась только контрабанда — припрятанные серебряные монеты, золотые украшения и практически весь груз кошенили. Дело в том, что воровство — и в колониях, и в метрополии — было бичом испанской монархии, поэтому король, выслушавший отчеты принца Брабансона и дона Хуана де Ларрея, был уверен, что беспокоиться не о чем, все товары уже на суше. 3650 ящиков серебра, поднятые на галеоны в Вера-Крусе, согласно описи дона де Веласко, были сгружены в Виго, если верить документам принца Брабансона. Так что разговоры о «перегруженных серебром кораблях» из английских источников не что иное, как вымысел. Забегая вперед, скажем, что английским адмиралам был выгоден такой обман, но об этом позже. Согласно описи принца Брабансона, в общей сложности с галеонов сняли товара на 13 639 230 песо, из которых 6 994 293 песо сразу же легли в сундуки Филиппа Анжуйского[15].
18 октября испанские агенты донесли, что англо-голландский флот адмирала Джорджа Рука, ушедший из-под Кадиса, разделился: одна его часть направилась в Индию, а вторая — на «зимние квартиры», в Англию. Получив такие вести, защитники Виго расслабились — разгрузка была временно приостановлена, часть бонов разведена Однако эта информация оказалась в корне неверной, как раз в это время до Рука дошли слухи, что «серебряный конвой», который так долго искали, стоит в бухте Виго[16]. 20 октября англо-голландцы подошли к стоянке la Flota de Оrо. Эскадра состояла из 30 английских и 20 голландских кораблей и имела на борту 13587 солдат под общим командованием графа Ормонда. Авангардом англичан командовал вице-адмирал Хопсон, державший флаг на «Принс Джордже», центром — контр-адмирал Фэйрбон на «Сент-Джордже», арьергардом — контр-адмирал Грэйдон на «Триумфе». Голландское соединение из 20 кораблей под командованием адмирала Ван дер Гоеса шло позади англичан.
Силы французов и испанцев были намного меньше —17 линейных кораблей и 18 галеонов. По пушкам англо-голландцы, несомненно, превосходили противника: к примеру, флагманский «Ройал Соверин» нес 110 орудий, «Сент-Джордж» и «Принс Джордж» — более 90. У французов на кораблях было не более 70 орудий, поскольку, как мы помним, Шато-Рено отправил все 90- и 80-пушечники в Брест. У испанцев же дело обстояло еще хуже — на все 18 галеонов у них было 178 орудий, причем калибры не больше 18-фунтовых.
22 октября Рук бросил якорь у мыса Кангас, недалеко от фортов Кастро и Сан-Себастьян, с которых тяжелые орудия испанцев открыли огонь по кораблям.
Вечером на борту «Ройал Соверина» провели военный совет, где решили сначала, высадив десант, захватить Гранде и Корбейро, а корабли в это время попробуют проломить боны и дадут бой французским линкорам.
23 октября, в 10 утра 4000 английских солдат были высажены в бухточке Теис, недалеко от башни Гранде. Гренадеры Ормонда пошли на штурм, но 200 французских моряков оказали им упорное сопротивление. В конце концов, когда у французов кончились боеприпасы, англичане взяли башню.
Вице-адмирал Хопсон, пересевший на «Торбэй», во главе английского флага устремился к заграждению, которое удалось быстро проломить. Корабли Рука быстро подошли на пистолетный выстрел к эскадре Шато-Рено и открыли убийственный огонь. Французы с отчаянием обреченных пытались отбить атаку, но силы были слишком неравны. Веласко и Шато-Рено решили сжечь корабли, дабы они не достались англичанам, и вскоре они зачадили один за другим. Сгорел весь груз кошенили, которую испанцы не успели выгрузить. Нападавшие смогли захватить 6 французских и один испанский корабль («Альмиранта де Асогес»), но они были в таком ужасном состоянии, что вскоре их просто сожгли.
Рук и Ван дер Гоес ворвались в бухту Виго и высадили десант рядом с островом Сан-Себастьян. Был разграблен монастырь Сан-Фелипе рядом с Виго — англичане не только вынесли все ценности, но и изрезали образа католических святых. Но на штурм самого Виго Рук не решился. Грабежи продолжались еще 4 дня. Особенно отличился кэптен Немо, которому на захваченном галеоне удалось найти целый сундук с серебром.
27 октября подошла эскадра английского адмирала Шовеля из 20 кораблей, Рук усилил ее 7 кораблями, и 30 октября удалился с захваченным в Англию. Общая сумма, в которую оценивалось награбленное, была не очень большой — 350–400 тысяч песо. Шовель оставался в Риа де Виго еще какое-то время и ушел с 7 захваченными кораблями, из которых 5 были сожжены во время перехода ввиду их отвратительного состояния[17].
Битва в бухте Виго стоила голландцам и англичанам 800 человек. Французы и испанцы потеряли около 2000 солдат и матросов, однако основной потерей Испании был большой торговый флот, теперь богатства колоний не на чем было доставлять в метрополию. В конце ноября 1702 года в английском парламенте состоялись слушания, посвященные бою в Виго. Депутаты Палаты общин обрушились с критикой на действия адмирала Рука (об этом рассказ впереди). Сумма захваченного также вызвала негодование парламентариев — 400 тысяч песо, это ведь всего 150 тысяч фунтов! А расходы на одну только эскадру Рука превысили 600 тысяч фунтов!
Чтобы хоть как-то подсластить пилюлю адмиралу Руку, в честь победы в Виго Монетным двором Англии по указанию королевы Анны была выпущена золотая гинея с изображением тонущих испанских галеонов, а также была отчеканена памятная медаль. По этому поводу многие англосаксонские историки утверждали, что из захваченного серебра и золота чеканились особые монеты.
Сокровища, привезенные «серебряным конвоем» 1702 года, позволили Испании заново создать и обучить свою армию, которая позже доставила много неприятностей сторонникам эрцгерцога Карла. Французы получили свою долю, но очень болезненно переживали потерю кораблей Шато-Рено в Виго. Тем не менее во время основного морского сражения Войны за испанское наследство — при Малаге — они имели небольшое преимущество, хотя не смогли его реализовать. История же с «серебряным флотом» не позволила французам надежно прикрыть испанские коммуникации. Если бы эскадры Кэтлогона, Шато-Рено, дю Касса (о нем речь впереди) и д'Эстрэ были объединены, то в общей сложности флот Леванта мог бы выставить против Рука 52 линейных корабля.



www.cult-turist.ru/country-topics/740/?q=524&it...

Событие, больше всего прославившее Виго, произошло в начале 18 века. В 1701 году великие державы вступили в борьбу за право посадить на испанский трон своего ставленника. Началась война за испанское наследие. В Испании была катастрофическая нехватка денег, которых не хватало даже на содержание немногочисленных гарнизонов. Острая нужда в деньгах заставила короля Испании Филипп V выжимать из латиноамериканских колоний всё что можно. Был собран торговый флот под командованием адмирала и генерала Мануэля де Веласко с грузом в 118 млн. серебряных песо и 9 млн. золотых дублонов (это более 3400 тонн серебром и 200 тонн золотом). Филиппины были испанской колонией, однако вывоз товаров через Индийский океан был закрыт ввиду того, что лежащая на пути Индонезия принадлежала враждебными голландцам. Поэтому товары вывозились караванами через Тихий океан и Южную Америку. Один из таких караванов, с грузом товаров на 30 млн. песо, присоединился к флоту де Веласко. В общей сумме было 20 галеонов. Охрану составляли 20 боевых французских кораблей под командование вице-адмирала и маршала Франсуа Луи Русилье, маркиза (по другим данным графа) де Шато-Рено (1637 – 1716).

Среди испанских городов только Севилья имела право торговать с колонией. На тот момент, однако, в опасной близости к пути следования стоял совместный британско-голландский флот общей численностью 49 судов под командованием английского адмирала Джорджа Рука (1650 – 1709), осаждавший Кадис. Чтобы не подвергать опасности столь ценный груз, вице-адмирал Русилье и адмирал де Веласко решили переждать осаду в заливе Виго, куда прибыли 22 сентября 1702 года, и где ожидали дальнейших приказаний. Были предприняты дополнительные меры предосторожности: залив был перегорожен сооружениями из брёвен, а батареи фортов усилены матросами. Большинство историков считает, что лишь небольшая часть драгоценного металла (12 млн. песо) была сгружена и отправлена в столицу по суше, остальная дожидалась распоряжения из Мадрида. Часть историков говорит обратно: к моменту битвы большая часть драгоценного металла была сгружена на берег.

23 сентября попытка взять Кадис окончилась поражением, и адмирал Рук вынужден был отступить. Узнав о караване из Америки, Рук решил попытать счастье и захватить его, чтобы компенсировать своё поражение. Англо-голландский флот блокировал залив 23 октября и, высадив десант по обеим сторонам залива, начал битву. Она продлилась около суток. Английский десант захватил форты и разрушил деревянное заграждение, после чего в дело вступил флот. Британцы разгромили французов, лишь нескольким кораблям во главе с вице-адмиралом Русилье удалось прорваться. Видя отчаянность положения, адмирал де Веласко приказал поджечь торговые суда. Пять из них англичанам всё же удалось захватить. Сам город был надёжно защищён стенами, британцы не решились его трогать. В общей сложности британцы и голландцы потеряли 800 человек убитыми и 500 раненными, а испанцы и французы 2000 убитыми и 2000 раненными.

Поспешно нагрузив деньгами самый большой из захваченных галеонов, Рук направил его в Англию. Однако прямо на выходе из залива судно напоролось на риф и затонуло. Небольшую часть денег и товаров всё же удалось довести до Англии. Британцы сумели воспользоваться символическим значением победы по-максимуму: отчеканили из полученного металла партию монет с надписью Виго и назвали в честь победы улицу в Лондоне. Большая партия нюхательного табака, привезённого среди трофеев, была продана в Лондоне и дала начало английской моде нюхать табак.

Сразу после битвы распространился слух, что большая часть эти сказочных сокровищ затонула, что вызвало нездоровый интерес к бухте Виго среди авантюристов, кладоискателей и местного населения. Сам Жюль Верн посетил Виго специально ради этой истории, а затем в книге «20000 лье под водой» описал главным источником средств капитана Немо сокровища залива Виго. Недавно, в 2007 году, одна немецкая компания провела обследование дна и не обнаружила следов сокровищ. Это служит серьёзным аргументом в пользу версии о том, что большая часть их была сгружена на момент нападения.


еще из Вики

Предыстория[править | править вики-текст]
Сэр Джордж Рук был послан с большими англо-голландскими войсками чтобы захватить испанский город Кадис, но отступил после поражения 12 (23) сентября. Во время стоянки в Лагосе для пополнения запасов воды Рук узнаёт, что в заливе Виго укрылся флот, нагруженный богатствами, равных которым испанские колонии никогда до того не отправляли в метрополию — около 118 млн серебряных песо и 9 млн золотых монет (в пересчете на современные меры свыше 3400 тонн серебра и 200 тонн золота).[1] Кроме того, галеоны везли товары из юго-восточной Азии — шелк, фарфор, жемчуг, пряности и многое другое на сумму 30 млн песо. Столь драгоценный транспорт сопровождала французская военная эскадра. Флотилия направлялась в Кадис — первый испанский порт, где останавливались корабли из Америки. Но на подходе к нему командовавший французами адмирал Шато-Рено узнал, что Кадис блокирован англо-голландским флотом, и предложил своему испанскому коллеге Мануэлю де Веласко направиться к берегам Галисии, чтобы укрыться в удобном для такого случая заливе Виго. 22 сентября они достигли намеченной точки. Де Веласко ждал распоряжений из Мадрида и не решался разгружать суда, равно как и покидать Виго. Несмотря на то, что лишь 8 (19) октября он отправил в испанскую столицу первую партию груза (примерно 12 млн монет), к прибытию англо-голландской экскадры практически все серебро и золото было сгружено и отправлено во внутренние районы страны. С прибытием Рука франко-испанский флот оказался блокированным в заливе.

Бой
4000 английских солдат пошли на штурм двух фортов, стоявших по берегам наиболее узкой части залива, а корабли Рука атаковали лучше вооруженные, но менее маневренные французские суда. Бой длился более суток и закончился разгромом французской эскадры. Шато-Рено с несколькими кораблями удалось вырваться из залива. Мануэль де Веласко, предвидя исход сражения, отдал приказ затопить все галеоны. Но храбрецы Джорджа Рука все же успели захватить пятерых «испанцев». Один из них — самый крупный, с большей частью драгоценной добычи — британский адмирал, не мешкая, отправил в Англию. На выходе из залива галеон напоролся на риф и затонул. Тем не менее, несколько десятков тонн уцелевших золота и серебра вкупе с ценными товарами стали достаточным свидетельством блестящей победы, не столько обогатившей Британию, сколько опустошившей казну её врагов.

Итоги боя
Ещё до наступления нового года Королевский монетный двор отчеканил шиллинги и полу-гинеи с надписью VIGO на аверсе, а в 1703 году — все номиналы от шестипенсовика до кроны, а также золотые полу-гинеи, гинеи и монеты в пять гиней. Любопытно, что с добычи в бухте Виго началось пристрастие англичан к нюхательному табаку,[1] огромная партия которого находилась на одном из захваченных судов и была распродана в Лондоне.


вот тут художественное почти
www.e-reading.club/chapter.php/1009750/76/100_v...

Стоял вечер 24 октября 1702 г. Английская пушка палила весь день, закрыв проход 23 французским кораблям. Адмирал Мануэль де Веласко стоял на капитанском мостике флагманского галиона «Иисус-Мария-Иосиф» и следил в подзорную трубу за быстрым приближением англо-голландской эскадры. До них оставалось не более двух миль, и расстояние это быстро сокращалось. Испанскому адмиралу предстояло сделать трудный выбор: либо позволить англичанам завладеть сокровищами, либо отдать приказ о затоплении. Выбрать первое казалось немыслимым. Неужели к горечи поражения добавится сознание того, что врагу досталось такое сказочное богатство?! Не лучшим виделся и второй выход – он означал, что 3400 тонн драгоценного металла будут потеряны навсегда.
100 великих загадок истории Франции

Битва в заливе Виго

Времени на раздумья уже не оставалось. В последний раз бросив взгляд в подзорную трубу, адмирал Мануэль де Веласко обернулся к стоящему рядом офицеру и коротко отдал приказ.
Озарив небо прощальной вспышкой, за неровный край гор закатилось солнце. Красавцы-галеоны один за другим медленно опускались в воду, унося в вечный сумрак морских глубин груды золота, которое люди так часто принимают за второе солнце.
Итак, шел год 1702 от Рождества Христова. Уже два года длилась война за Испанское наследство. Толчком к ней послужило восшествие внука Людовика XIV – Филиппа V – на испанский престол, завещанный ему Карлом II. Вокруг испанского трона столкнулись интересы двух мощных группировок, спешивших заявить свои права: с одной стороны, Англия, не собиравшаяся никому уступать своей роли полновластной хозяйки на море, с примкнувшими к ней Соединенными Провинциями, с другой – Франция и Испания, объединившиеся под властью Людовика XIV, подписавшего в 1659 г. Пиренейский мир и ровно через год скрепившего его женитьбой на Марии-Терезии.
Для содержания армий, сражавшихся по всей Европе, существовал неистощимый источник средств – золото ацтеков. Единственная трудность заключалась в том, что располагался он далековато. Однако каждый год в путь через океан отправлялись все новые и новые галеоны, а сундуки богачей из Кадиса полнились мексиканским и перуанским золотом. На море свирепствовали пираты, и дабы не разжигать сверх меры их аппетит, галеоны шли за золотом под охраной военных кораблей.
Именно такую элементарную осторожность предприняло французское правительство, когда в декабре 1701 г. поручило графу Шаторено «проводить» до Испании 19 галеонов адмирала Мануэля де Веласко. Об ужасной судьбе этих кораблей мы уже рассказали.
Шаторено принял под свое командование 23 военных корабля. Нас не должна удивлять значительность этой цифры, ведь испанские галеоны везли в Европу совершенно фантастическое количество драгоценного металла: плод трехлетних трудов на перуанских и мексиканских рудниках.
В январе 1702 г. французская эскадра, вышедшая из Бреста, бросила якорь у берегов Мартиники. Веласко прекрасно сознавал, какой ценный груз несут его галеоны, и потому спешил как можно скорее оказаться под защитой французского адмирала. Шаторено, со своей стороны, торопился побыстрее пересечь океан. Но по неизвестной причине обе эскадры встретились в Гаване лишь в августе и тут, не теряя ни минуты, снялись с якоря. Уже в пути стало известно, что порт Кадис блокирован врагом. Шаторено и Веласко пришлось срочно менять курс и двигаться к северному побережью Испании.
22 сентября они вошли в так называемый залив Виго – южную часть Галисийской бухты. Этот залив, протянувшийся на 1500 м в длину и на 500 м в ширину, сужаясь, переходит в пролив Ранде, а затем, снова расширяясь, образует бухту Святого Симеона, расположенную против небольшого городка Редондела. Бухта Святого Симеона, защищенная двумя малыми фортами, сооруженными высоко на скалистых утесах, может служить надежным убежищем, но в то же время в случае прямой атаки легко превращается в самую настоящую ловушку. Впрочем, у графа Шаторено и адмирала Веласко не оставалось выбора.
Начались штормы осеннего равноденствия, и им во что бы то ни стало требовалась спокойная гавань. Глубокая бухта Святого Симеона не укрыла бы галеоны в случае вражеского нападения, но зато она была тиха, как горное озеро.
Здравый смысл подсказывал, что необходимо побыстрее разгрузить корабли и увезти сокровища подальше от побережья. Но крайне рискованным представлялось везти его через всю страну, лишенную надежных путей сообщения, по которой к тому же рыскали банды головорезов. Несмотря на все эти трудности, наверное, единственным разумным решением было бы поступить именно так, но… Воспротивились банкиры в Кадисе, которым принадлежала большая часть груза, а кроме того, между французами и испанцами начались кое-какие трения. В результате инициатива, во всяком случае временно, была упущена. Французы предлагали выйти в море и взять курс на Брест; испанцы категорически отказались. Конечно, Франция – союзница, и ее лояльность вне сомнений. Но увы, горький опыт научил не один народ, что там, где речь заходит о сокровищах, слово «честность» часто становится пустым звуком, которому нет перевода ни на один язык, в том числе французский…
Прошло целых 26 дней, когда 19 октября 1702 г. адмирал Веласко решился наконец взять на себя ответственность и освободить флагманский галеон от части бесценного груза. С корабля выгрузили 65 тонн золота и на двух тысячах мулов повезли через суровую Галисию в Мадрид.
К несчастью, этот первый обоз остался единственным, хотя в течение следующих нескольких дней с кораблей выгрузили еще 250 тонн золота. Но мулов больше не было, и пришлось до поры до времени укрыть золото в деревушке Редондела.
Таким образом, из 3400 тонн драгоценного металла, проделавших путешествие в толстом брюхе галеонов, было выгружено всего 315 тонн. Эту цифру можно считать точно установленной. Золото в виде 12 миллионов монет уложили в 4600 сундуков. Половина из них благополучно прибыла в Мадрид; вторая половина либо была украдена по дороге, либо обнаружена и вывезена за Ла-Манш англичанами.
Между тем случилось одно событие, о котором, похоже, и понятия не имели в Виго. Адмирал Руки, командующий англо-голландскими морскими силами, потерпел сокрушительное поражение возле Кадиса. Он столкнулся с таким упорным сопротивлением андалусского порта, что всякую надежду покорить его пришлось оставить, во всяком случае пока. Смертельно обиженная Англия приказала адмиралу Руки продолжать борьбу.
По чистой случайности ему стало известно, что в заливе Виго стоит франко-испанский флот, прибывший из Америки, а следовательно, груженный золотом. Адмирал быстро сообразил, что ему предоставляется уникальная возможность доказать королю, на что он способен, немедленно снял осаду с Кадиса и взял курс на Виго.
Ранним утром 22 октября 1702 г. 150 парусников сэра Джорджа Руки приблизились к пресловутому заливу. Четыре тысячи английских и голландских солдат под командованием герцога Осмонда высадились на сушу. Начался штурм фортов Ранде и Бестинса, защищающих подходы к заливу. Атакующих встретил пушечный залп, нисколько не поколебавший решимости последних. Позиционное преимущество было на стороне французов и испанцев, но… их было слишком мало. Бой длился почти три часа, на исходе которых защитникам фортов пришлось сдаться. Оставшихся в живых после битвы взяли в плен. Эта операция позволила кораблям Руки подойти вплотную к узкому горлу Ранде. С обеих сторон полетели пушечные ядра, поднимая клубы дыма и огня. Силы были слишком неравны. Французские корабли, разметанные и истрепанные вражескими ядрами, лишь отдалили на несколько часов драматический исход сражения. Семнадцать из них пошли ко дну, а остальные шесть, в буквальном смысле разбитые вдребезги, были взяты в плен. Теперь между англо-голландской армадой и груженными золотом галеонами не оставалось никаких преград.
С попутным западным ветром пройти оставшиеся две мили – какой пустяк! Увы, радость адмирала Руки вскоре сменилась изумлением, а вслед за тем настоящей яростью. Он воочию видел, как испанские корабли один за другим уходят под воду. Уходило золото, уходило прямо из рук! С каждой секундой море безжалостно проглатывало новые сотни тонн золотых дублонов. Руки все-таки сумел поймать шесть кораблей, на которых оказалось 600 тонн золота и серебра. Но… Очевидно, удача не желала улыбаться победителю. На самый неотложный ремонт ушло несколько дней. 28 октября к кораблям Руки присоединилась для охраны эскадра адмирала Шоувела. Отплытие назначили на следующий день. Большую часть добычи погрузили на один из галеонов, который шел под эскортом английского судна «Монмаус». Флот уже проходил последние скалистые отроги залива, когда галеон с золотом наткнулся на риф возле Байонских островов и в мгновение ока затонул.
Среди многочисленных историй о затонувших сокровищах часто бывает трудно отличить правду от вымысла – слишком редко остаются точные исторические документы. По счастью, к драме, разыгравшейся в заливе Виго, это не относится. Сохранилось достаточно материалов, зафиксировавших военные операции 24 октября 1702 г. и те политические разногласия, из-за которых собственно все и произошло. Они хранятся в городе Виго, а также в архивах Амстердама, Мадрида и Лондона.
Начнем с первого же твердо установленного факта: флот адмирала Веласко, первый после 1698 г., действительно вез из Нового Света сказочное количество золота, серебра, драгоценных камней, ацтекских ювелирных украшений, а также менее ценный груз в виде индиго, кошенили, дерева, пряностей, кож, табака и т. п. И большая часть всего этого сокровища вот уже больше двухсот пятидесяти лет покоится на дне залива под толстым слоем ила. Известна и причина, по которой в течение трех лет подряд ни одна крупная флотилия не пересекала океан. Мексиканское и перуанское правительства были в курсе внутренних неурядиц Испании и не желали, чтобы тонны их золота разбазаривались на цели, которые их совершенно не касались.
Последняя армада увезла с собой в 1698 г. 45 миллионов монет-«восьмушек» (так называлась золотая или серебряная монета весом в 27 граммов). Эта цифра может послужить отправной точкой для подсчета числа золотых и серебряных монет, увезенных галеонами. Получается 135 миллионов монет, что почти не расходится с данными Мадридского морского архива, который упоминает 127 338 250 монет, из них 118 338 250 серебром и 9 миллионов золотом.


и вот тут подробно все
topwar.ru/90869-anglo-francuzskoe-voenno-morsko...

Столь хорошо охраняемая добыча была не по зубам местной пиратской братии, и той лишь оставалось мечтательно глотать слюнки. Благополучно достигнув в конце лета 1702 года Азорских островов, союзники сделали остановку, решая, куда лучше направиться далее. Дело в том, что до испанцев дошли слухи о поджидающей их у берегов Испании английской эскадре. На военном совете Шато-Рено предложил идти в Брест, являвшийся очень хорошо защищенной базой, где можно было пополнить экипажи и провести ремонт. При необходимости там же можно было укрыться от неприятеля. Подобная мысль вызвала бурю негодования у Веласко, имевшего четкие инструкции доставить груз только в испанские порты. Несмотря на союзнические отношения, подозрительные идальго всерьез опасались, что французы попросту освоят добытые с таким трудом сокровища. В конце концов, решили идти в Виго, порт на северо-западе Испании. Достигнув ее берегов, союзники получили известие, что совсем недавно большая (около 50 кораблей) англо-голландская эскадра под командованием адмирала Джорджа Рука атаковала Кадис, но потерпела неудачу и отправилась на поиски «серебряного конвоя». Перед Шато-Рено встал выбор: идти в хорошо защищенный береговыми батареями Эль-Ферроль или продолжить путь в ранее намеченный Виго. Адмирал не стал менять принятого решения. По его мнению, Виго, обладающий узким проходом на рейд, легче было оборонять, перекрыв бонами и береговыми батареями. Главным же аргументом было то, что до Виго было ближе. 22 сентября испанские галеоны дошли до назначенной цели, укрывшись в этом порту. Французские корабли встали на якорь у входа в залив, защищая подходы. Первая часть задачи была выполнена – сокровища достигли Испании.
Гоп-стоп! Рук подошел из-за угла
По прибытии в порт франко-испанское командование немедленно занялось укреплением места стоянки «серебряного конвоя». Гарнизон Виго был усилен, две старые сторожевые башни Ранде и Корбейро у входа в залив начали спешно приводить в порядок и устанавливать на них пушки, снятые с испанских кораблей. Одновременно оборудовалось боновое заграждение, которое должно было мешать беспрепятственному входу в гавань. Что поделать, потратив колоссальные средства на великолепные дворцы, виллы и прочую разнообразную роскошь и мишуру, испанцы не озаботились береговой обороной. Теперь же приходилось все наверстывать буквально штурмовыми методами.
27 сентября началась долгожданная разгрузка галеонов, за которой наблюдали адмирал Шато-Рено и члены купеческой гильдии Севильи. К Виго в срочном порядке было стянуто не менее 500 грузовых подвод. Местным крестьянам платили, не скупясь, – дукат за лигу, что привлекало «дальнобойщиков» даже из других провинций. К 14 октября разгрузка, проведенная в высоком темпе, была закончена. На галеонах остался только неучтенный в корабельной документации груз, или, говоря попросту, контрабанда. Воровство, взяточничество и сопутствующие им занятия процветали в колониях, вдали от большого начальства, никак не меньше, чем в метрополии. Всего, согласно описи комиссии, наблюдавшей за процессом избавления от груза, на берег было доставлено 3650 ящиков с серебром, что совпадало с описью дона Веласко, сделанной при погрузке в Веракрус. Насколько «ошибались» учетчики в Мексике или Испании, сказать теперь сложно.
18 октября испанская агентура сообщила, что англо-голландский флот Джона Рука все еще рыщущий, подобно голодному волку, по Атлантике, наконец разделился. Часть кораблей отправилась в Индию, другая на базы – зимовать в Англии. Союзники успокоились, уровень боеготовности на фортах и береговых батареях был снижен. Даже боновые заграждения были разведены. Как оказалось впоследствии, информация оказалась в корне неверной – подобные сведения всегда надо перепроверять. Именно в эти дни через гораздо более эффективно работающую английскую разведку Рук получил сведения, что столь лакомый приз в виде «серебряного конвоя» стоит в Виго. Утечка произошла от одного словоохотливого испанского священника, который в одном из португальских кабачков наболтал много чего лишнего щедрому незнакомцу. Испанцы и французы пребывали в благодушном расслаблении, когда 20 октября на горизонте показались многочисленные паруса. Рук подходил к Виго. Его эскадра насчитывала 30 английских и 20 голландских линейных кораблей. К дополнительному несчастью для обороняющихся на борту линкоров и прилагавшихся к ним транспортов Рук располагал еще и десантным корпусом в 13 тысяч солдат под командованием графа Ормонда. Голландским соединением командовал адмирал ван дер Гоес, подчиненный Руку.
Франко-испанские силы значительно уступали противнику. У них было всего 17 линейных кораблей и 18 галеонов. Среди линкоров не было ни одного 90–100-пушечного, ибо они были отправлены в Брест еще из Вест-Индии. От галеонов в бою было еще меньше толка – все они в сумме располагали только 178 орудиями, причем самым крупным калибром были 18-футовые. 22 октября, поманеврировав, англо-голландский флот встал на якорь в виду Виго. Тяжелые испанские орудия с фортов Кастро и Сан-Себастьян открыли было огонь, но вскоре прекратили – Рук был в недосягаемости. Вечером того же дня на флагманском «Роял Соверине» прошел военный совет, на котором определились с планом действий. Вначале планировалось захватить силами десанта старые сторожевые башни (Ранде и Корбейро), а флот тем временем попытается форсировать боновые заграждения и атаковать французские линкоры.
Англо-французское военно-морское соперничество. Охота за сокровищами галеонов бухты Виго
Схема сражения в бухте Виго
23 октября в 10 часов утра 4 тыс. английских солдат были высажены на берег недалеко от башни Ранде. С ними было несколько легких орудий. Гарнизон укрепления в составе 200 французских матросов оказал самое упорное сопротивление, но в конце концов башня была взята штурмом. Командующий английским авангардом вице-адмирал Хопсон, державший флаг на линкоре «Торбэй», направил свои корабли к заграждению. Вскоре его удалось проломить, открыв вход в бухту. Подойдя на близкое расстояние к французским линкорам, англичане отрыли шквальный огонь. Их противники оказывали отчаянное сопротивление, но огневое превосходство англичан было подавляющим. Вскоре многие корабли Шато-Рено были охвачены пожарами, некоторые лишились рангоута. Огонь французов стал слабеть. Видя, что положение эскадры практически безнадежно, и чтобы не допустить захвата врагом вверенных ему кораблей, маркиз Шато-Рено и дон Веласко решили их уничтожить. Экипажи получили приказ поджечь свои линкоры и галеоны и покинуть их. Над бухтой Виго поднялся огонь и дым, который добивал галеоны, сумевшие избежать тропических штормов, острых абордажных сабель пиратов, ядер английских и голландских каперов.
Англичане жаждали добычи, поэтому их абордажные партии смогли высадиться и захватить шесть французских и один испанский корабль, которые были в настолько плохом состоянии, что их пришлось уничтожить. Тем временем в бухту Виго вошли главные силы англо-голландского флота, высадившие десант. Сам Виго был укрепленным городом, и на штурм его Рук не решился. Вместо этого «просвещенные мореплаватели» вдоволь порезвились в окрестностях, например, ими был разграблен монастырь Сан-Фелипе в окрестностях Виго, обобранный дочиста. Четыре дня англичане и голландцы занимались грабежом любого доступного для этого имущества, однако, к большому их разочарованию, на сожженных и затопленных испанских и французских кораблях обещанных агентурой богатств не оказалось. Удалось лишь разжиться некоторым количеством драгоценной контрабанды: серебряными монетами, посудой и украшениями. Гарнизон Виго в происходящее не вмешивался.
Разорив все, что можно, в лучших традициях мастеров ремесла джентльменов удачи – Дрейка или Рейли – 30 октября Рук покинул Виго, увозя довольно скромную добычу (учитывая предполагаемый размер куша), которую оценили всего лишь в 400 тыс. песо. Битва в бухте Виго обошлась англо-голландским силам примерно в 800 человек. Потери французов и испанцев были существенно больше – 2000 убитых и утонувших. Самой болезненной утратой была гибель испанского транспортного флота, при помощи которого фактически осуществлялось финансирование государства. Необходимо было строить новые корабли, ибо подходящих больше не было. Таков был невеселый итог царствования последнего испанского Габсбурга. Уничтожение эскадры Шато-Рено было серьезным поражением на море, но у Франции все еще оставались в наличии корабли и адмиралы.


как видим, есть расхождения в датах и некоторых фактах, но в целом впрос остается- хдеж карета золото где?

@темы: История

Комментарии
2016-12-20 в 10:00 

Stella Lontana
Тоска по совершенству? Ну-ну! (с) Ундервуд
Nunziata, что забавно, я несколько месяцев назад тоже уткнулась в бухту Виго, когда собирала матчасть для Зорро. А всего-то смотрела удобные испанские порты. И тоже вспомнила о капитане Немо. Видимо, почти невозможно написать что-то испанское и не коснуться бухты Виго :)

2016-12-20 в 11:42 

Nunziata
Stella Lontana, разгром знатный получился. И глупый какой-то.

     

Жизнь и искусство в стиле "Adventure"

главная